“Белоярка” запустила БН-800

Размещено в Новости "Интеграции XXI век" 1 комментариев

"Белоярка" запустила БН-800Белоярская атомная станция (филиал ОАО “Концерн Росэнергоатом”) осуществила пробный пуск турбин на холостом ходу четвертого блока БН-800. Персонал тестирует оборудование при достижении уровня мощности в 15%. В декабре планируется подключить новый блок к электрическим сетям. Выход на полную мощность, как выяснил обозреватель “Уралинформбюро”, произойдет не ранее августа 2016 года.

БН-800 – это опытно-промышленный блок, в котором впервые в России применяется смешанное уран-плутониевое топливо. Запущенный в 1980 году третий блок Белоярской АЭС использует исключительно уран, после выгорания которого в реакторе образуется энергетический плутоний, пригодный для вторичного использования в атомной энергетике. Утилизация его, а также накопленного оружейного плутония, позволяет выпускать МОКС-топливо (уран-плутониевое) для быстрых реакторов, замыкая тем самым ядерно-топливный цикл и снижая радиоактивность отходов, подлежащих захоронению.

И СССР, и Россия до сих пор предпочитали хоронить отработавшее ядерное топливо. К промышленному производству МОКС-топлива страна приступит лишь в ближайшее время. Атомщики не использовали раньше ОЯТ в качестве сырьевой базы ядерной энергетики по нескольким причинам.

Директор БАЭС Иван Сидоров считает, что на рынке пока еще достаточно дешевого урана, чтобы загрузить водо-водяные энергетические ректоры (ВВЭР). Переход на иное топливо состоится лет через 30, когда уран подорожает. Оружейный же плутоний, наработанный прежними поколениями атомщиков, использовать в качестве топлива нерационально. Кроме того, создание замкнутого топливного цикла – весьма дорогое удовольствие.

По своей эффективности быстрый реактор БН-800 проигрывает ВВЭР, потому что у него есть третий промежуточный контур. Делается это, утверждает заместитель главного инженера БАЭС Валерий Шаманский, из экологических соображений. Реактор на быстрых нейтронах практически не оказывает негативного воздействия на окружающую среду – опасность представляют только аварийные ситуации.

Для минимизации их последствий на пути распространения радиации предусмотрены пять технических барьеров. Их задача – не допустить контакта радиоактивного теплоносителя с водой при неполадках. Во втором контуре давление поддерживается выше, чем в реакторе – соответственно, при разгерметизации трубок он не вытекает из активной зоны. Кроме того, натрий хорошо удерживает радионуклиды йода, а ловушки, применяемые для его очистки, удерживают до 90% трития. Одним словом, все предусмотрено для того, чтобы радиация оставалась внутри реактора.

Академик РАН Владимир Большаков подтвердил на слушаниях в Общественной палате Свердловской области, что экологического загрязнения окружающей среды со стороны БАЭС больше нет. Прошло 25 лет с тех пор, как в расположенное по соседству Ольховское болото перестали сливать радиоактивные отходы с первого и второго блоков. Уровень загрязнения снизился в два раза. Правда, торфяники накопили очень много цезия-137. “Фонит” и Белоярское водохранилище, которое выдает 38,5 кюри.

Изменение экологической обстановки, связанное напрямую с новыми энергоблоками, дорого обходится атомщикам. Валерий Шаманский замечает, что с точки зрения безопасности появление третьего контура в быстрых реакторах – благо, а вот с точки зрения экономики – несет лишние расходы на трубопроводы, насосы, арматуру и т.д. Именно поэтому БН-800 не может быть коммерческим блоком, хотя и позволяет утилизировать плутоний.

Эту проблему инженеры хотят решить в БН-1200, к созданию которого планируют приступить сразу после того, как “восьмисотый” докажет свою безопасность и надежность. Перспективный блок позволит не только замкнуть ядерный топливный цикл и утилизировать накопившиеся радиоактивные отходы, но и достичь приемлемых экономических показателей.

По себестоимости, капиталовложениям и металлоемкости, утверждает Шаманский, БН-1200 будет соответствовать реакторам ВВЭР. С точки зрения расхода тонны металла на мегаватт электрической мощности он будет конкурентоспособным. Коммерциализировать его предполагается с помощью принципиально иных инженерных решений.

Правда, когда начнется строительство перспективного блока, никто пока сказать не может. Между пуском БН-600 и БН-800 прошло 35 лет. Иван Сидоров признался, что временной разрыв оказался почти критическим: сменилось чуть ли не два поколения сотрудников, и если бы не оставшиеся в живых ветераны, то никто из молодых атомщиков не смог бы запустить блок на быстрых нейтронах. “Нам бы хотелось, – говорит директор, – чтобы разрыв между БН-800 и БН-1200 оказался существенно меньше, чем три десятка лет”.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Размещено fomka   @   24 Декабрь 2015 1 комментариев
Тэги: ,

1 комментариев

Комментарии
аватар тут Фев 6, 2016
21:43
#1 тут :

=) неплохое решение

Оставить комментарий


Предыдущая тема
«
Следующая тема
»
© 2012 - 2017 ИНТЕГРАЦИЯ XXI ВЕК. Все права защищены. Запрещено использование материалов сайта без согласия его авторов и обратной ссылки.